20:38 

Очередной виток стихов

Artagir
Мыши плакали, кололись, но продолжали трахаться сс ёжиками. Так вот, ёжики - это я.
Человек, которому больно от каждого взгляда, лишнего вздоха и пошлой драмы.
Человек, из которого торчат ребра, ножи наружу и грани
Прекрасной личности, стянутые ремнями
Реальности.
Человек, у которого только кот на коленях спит, и две крысы жмутся поближе к пульсирующей артерии.
Человек, что не смотрит в зеркало напрямик, не верит себе и в себя, и во взглядах чужих топит своих родных.

Человек, не зови меня по имени или кличке. Не зови меня в парк и в лес, не встречай меня так, как обычно встречаешь
Диких.
У тебя слишком много шрамов, настолько, что ты забываешь - из скольких ты состоял, состоишь и будешь
Навеки
Привязан -
к ним, с ними скован
Той самой нитью, на которой ты пляшешь сейчас
Кончиками подков.

Artagir

24/9/15


Я запираюсь на все засовы, защелкиваю замки,
выдираю с корнями всходы,
завершаю все споры (собираю себя по кругу),
хватаю Тепло за горло и -
говорю ему: будешь мной? Проверяю проводку
на старых венах, отдаю Теплу
путь управления этим телом,
улыбаюсь ему напоследок - для уверенности - и говорю:
ты нужен им
больше меня, поэтому
будешь
мной.
Ты - тепло, а значит, тебя они будут любить
больше, чем любят меня сейчас. Пожалуйста, будь к ним
добр.
Ты - то самое, что нужно им этой осенью. Поэтому:
будь для них. Будь сейчас.
Будь мной.

С любовью, Теплопроводный
3-9-15


И кто здесь, к черту, твой
"Самый
главный"? -
Тот самый
Вещий -
Где он пропал?
Ты пьян, синоптик. Обида хлещет
Из сотни рваных житейских
Драм.
Ты болен,
Отче. Зима по блату,
Колеблясь, гладит
Твои виски. (Седые кудри, что в год
От-ча-я-ни-я
однажды выросли
до земли.)
Разбей палатку, читай в ней мантры,
Забудь обидные пустяки.
Попробуй солнце с утра на завтрак,
Рискни пройтись по траве босым.
Сталь-кожа, конечно, верней доспеха,
И сердцу в баночке всë равно.
Но в черном-белом сиянье смеха
Клаустрофобия - что пятно
На твоем страхе
перед собою
(Глядеть в глаза зеркалу и не выть),
Мученья, в общем, давно не стоят
Того, чтоб однажды их пере-Жить.
Когда наступает рассвет июля,
Вставай в полный рост со своей звездой.
Пусть белое солнце не благоволит -
Зато в этой сказке ты точно свой.
Зато - проверяй - за плечом винтовка,
Патроны прячешь в скупой горсти.
Зато - тире, остановка, строчка - читают сказку и старики. Так, может, вспомнят
сюжет и лица,
И руку, вложенную в ладонь
Тобой, отправившим сотни писем,
Чтоб только вернуться к себе домой.
Принять полпинты хмельного, хлопнуть
По кружке рукой в окантовке вен,
Зевоту скрыть вежливым "Добрый вечер";
И в окружении пыльных стен
Признать,
Что отныне не ищешь
славы,
Не жаждешь родственных ты
сердец,
Не плачешь больше, разбив и раму
(В осколках зеркала - лишь
отец).
Ты вышел нынче к вселенной краю,
К концовке сказки вплотную лëг.
Кто в силах тебе предсказать, что дальше?
Кто тебя в будущее облëк, -
Так тихие фразы крадут бессмертье,
А строчки тянутся за версту.
Скатись по грани в неравнодушье,
Скатись в безмолвную пустоту!
Дай "этим
всем"
разум твой наполнить, тогда,
проклятия отклоня,
Ты
Молвишь
Слово.

Простое слово.

И может быть, возродишь
меня.

28 июня 2015


Предположим, я - светлый (что тоже, вообще, не факт);
Что это твои ладони - магией по вискам;
Что это не сумрак в душе, а блажь ледяного лета.

И что же? Рассыпаны пеплом мосты на дно,
Ты снова в горячечном шоке рвешься шагнуть в окно,
А я постигаю наспех ответ за рассветным ветром:

Так наши шаги становятся всë быстрей.
В холодных ладонях сжимаю изнанку дней,
Сажаю на плечи тебе пыльнокрылым Светом.

Ты морщишься, но принимаешь паскудный дар -
Ты в этих тисках с рожденья не был зажат, -
Но всë же привычно дороги менять на пустоты рая.

...держи в перекрестье его и не вздумай проникнуть внутрь -
Там красные строки по волнам льняным текут,
Там черное солнце сквозь волны осветит путь,
Заброшенный небом от полночи до рассвета.

И, может, через полвека таких побед,
Ты как-то становишься выше всего и вне,
Заглядываешь украдкой через дыру в стене -
И не видишь рая во мне.
А меня - у края.

***

Причисляй меня к духам-хранителям, всë познающим
Над -
только тени и враки ошметками на зубах,
только капает мерно кровь, нагоняя страх
на любого, кто взглянет; а на меня - зевоту.
Причисляй меня к лику
Падших наискосок.
Видишь, молния небу насквозь испрещрит лицо,
мы с тобой как две капли станем
в конце концов; и не будет Рая. Я спиною к стене защищаю
оплоты лжи. А у ног твоих вновь дрожит, задыхаясь, август. Нам с тобой бы направить эти ножи вовне... пой со мной, пой же мне
и дорогой веди во сне -
причисляй меня к тем, кто однажды сумел
Исправить!

17 июня 2015


Он, мой кровный, снова смеется
И снова желает жить:
Достает из-за пазухи все некогда всаженные в грудь ножи
(по рукоятку), глянь - кровосток заревом догорает. Мой милый враг признаëт
существование рая, а также края, бездны, полëта, но
На чужих крыльях, и ему не вынести этой повинности,
И ему не простить ни крылатых, ни сказочных, что вовне
Контур его отсекают от облачного замка,
Размазанного по стене.

16 июня


А внутри всë орëт и дышит на ладан серой: не приручай, не приучай, не
смей трогать еë так смело, не пытайся придумать - в насмешку и по
привычке - сокращение имени, ставшее слишком личным. Не ходи по воде
кругами с безразличным таким лицом - ты уже измарался в дряни, себя
выставил подлецом: "Я питаю слабость..." - помнишь? К калекам,
бастардам, пьяницам и вещам. (Люди-как-вещи в вечной моде твоих
печалей.) Руки прочь - поправляй, если хочешь, _своë_ крыло, смятое под
рюкзаком. И держись от Неë подальше, словно не был знаком. Гаси звезды
огнем, напалмом, ядом слов, исходящих внутрь - в летнем небе тонут огни
плеяд. Это значит, время искать свой путь, не на картах и не в глубине
зрачков. Сокращай. Приглашай. Отменяй закон.

12-06-15


"Ричард давно не был снизу. Он совершенно не умеет быть пылким, громким и гибким - таким, как другие нижние. Как, например, Салли." (С) ролевые


Край одеяла до потолка свисает. Ричард молча к себе
пододвигает кальян и прижимает парня -
глубже
вдохнуть терпкий запах его волос. Салли с усмешкой давит в себе вопрос:
что, взрослый дурень, нашел на себя управу, больное место, кошмарный
сон?
Ричард кусает его за нос вместо ответа: мол, на
себя взгляни и скажи мне честно - что там сквозит во взгляде? В
пристально-синих тает сомнений крутой откос, да поворот в такие лесные
дебри, что ни зайти, ни выйти израненным и больным. Салли прекрасно
законы знает, своей и чужой страны, а заодно предвечное право стаи -
быть навсегда с единственным и... вторым; быть не-убийцей и светочем
воли из двоих вечно крайних.
Кошки не ходят по двое, - помнит Рич, но
для мальчишки, кажется, правила не помеха. В комнату входит вечер,
весел и бос, только переплетенным и замкнутым друг на друга здесь не до
смеха.
Скоро рассвет, и скоро ослабнет пыл, скоро приходит время
латать изнанки. Ричард сбивает пепел в расплывчатый яркий мир, Салли
пригрелся рядом, домашний, жаркий.

Утром Ричард сдвигает косую
челку и целует мальчишку в лоб, как отче. "Стая в тебе совсем проросла,
не выкорчевать, не отпотчевать досыта, завязывай с этим, брат - пора
собирать мешки для трупов и сворачивать планы о мире, полном таких, как
мы." Салли стреляет взглядом промеж их рук, сплетенных на эту полночь.

Он хочет, конечно, чтоб на двоих и мир, и луна, и солнце. Хочет, чтобы
вдвойне - и каждому чтоб с остатком. Ричард поит его вином и отвлекает
сладким.

last recall 2 june


Над моим городом бешено пляшут тучи, тебя встречая. Заключают в сырые
объятья потертых плащей и шарфов, цепочкой молний тебе освещают путь.
Наши дороги сойдутся, когда-нибудь и внезапно - на перекрестке, где
демон в мокрой толстовке за души глотает ртуть, где прочая жуть из
фильмов и женских книг, где прошлого миф вползает в мои мозги. Я
открываю ставни, впуская в квартиру взрыв.

29 мая


...я говорю ему: прости меня и прощай, я ухожу пить остывший кофе, ты - раскаленный чай, на моем чердаке сдохло восемь котов, поселился ворон. Под кровом твоим скрестились дороги многих, странствующих налегке и в далекое far away. Ну же, готовь пирог им. Я принесу постель, и принесу пастели - распишем здесь стены, чтобы на них смотрели, чтоб один миг, на двоих нас один момент - карусель, конец осени, кони в стальной росе... ты как рыба в воде в этом радужном балагане, в круговороте своих затей, я теряю твой след за каждым поворотом налево вниз, находя тупик в каждой стене и теле. Ты пробиваешь ладонью их, за шиворот ухватив, ты ведешь меня следом за Ним - хромым, босоногим, с лавровым венком в зубах. Я опускаю голову и говорю: пока. Говорю ему: знаешь, проси меня, чтоб
простил. Я без кожи живу и жил - только шкура из тонких игл, вместо ребер во мне ножи.
Подходи
поближе.

28 мая


приободрись. лови изгиб крыла - не в вечности, но на бумаге спета.
дрожит весенний лист под вздохом ветра, как и твоя чумная голова
клонится ближе к поискам ответа. держи - предплечье, кости, кисть, персты;
гляди
- на белой коже роспись тонких шрамов (оставленных такими же, как ты),
светлее и острее рваной раны, надежнее небесной чистоты. давай, мы будем
говорить на равных? - Давай.
тебе я подставляю грудь, как клетку и основу для мгновенья.
мои слова, как приступ вдохновенья, замкнут кольцом и дату, и твой путь.

в моих ладонях - пламенные перья. в моей рубашке дремлет птица. сокол Фрейи.

(птице, взлетевшей над морскими просторами)

27. апреля


обними его. крепче, слышишь? - за проклятье отдав
и душу, и ведьмовство. за неловкое слово в тишь, за рассветного грома грохот, за свет молнии - обреченного
обнимай.
обнимай его. крепче, жарче. обнимай его за меня. я, сгоревший дотла на пожарище, я прошу тебя - не от-да-вай
его.

(вдогонку слетавшимся сегодня лесным птицам)

26. апреля

@темы: стихотворчество, свои воспоминания, from the Reality

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Копия на реальности

главная